Выбери любимый жанр

Допрыгалась? (СИ) - Янышева Ольга - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Янышева Ольга

Допрыгалась?

1 глава. Попадалово!

— Олька, вставай! Живо!!! — начинают колотить мне в дверь.

Блин, чувствую себя Гарри Поттером! Чулана под лестницей не хватает!

— Мамочка, миленькая! Зачем так рано вставать?

Нет, ну, правда! Вчера только защитила диплом. Гуляли с однокурсниками до самого утра…наревелись с девчонками! Все-таки последний день вместе. И положа руку на сердце — я точно знаю, что есть только один — два человека, с которыми буду поддерживать связь долгое время, может быть даже всю жизнь, остальные же протопали по краешку моей судьбы, совсем не оставив следов. Кстати, разрешите представиться, Ольга Мерешко, стройная брюнетка с бледной кожей, синими глазами, грудью второго размера и веснушками на носу, закончившая вчера институт культуры с красным дипломом!

— Оленька, ты, видимо, забыла! Немедленно поднимай свое тело и отправляйся бабушку встречать на вокзал, — услышала я гневный голос за дверью.

— Мам! Ну почему я? Мишка на машине, я вообще-то водить не умею! Зачем бабуле трястись в наших маршрутках по российским дорогам? Пожалей мать…ну или дочь, — последняя фраза была произнесена шепотом.

Послышался стук в дверь…уже с ноги:

— Нет, ты совсем обнаглела! Это ты пожалей мать, непутевая! Быстро вставай! Михаил уже давно на работе, сейчас подписывает выгодный контракт, это ты там до сих пор прохлаждаешься в постеле. Встала быстро! Через десять минут жду внизу! И деньги на такси взять не забудь.

Вот вечно Мишке везет! Так где ж справедливость!? Сто процентов с контрактом это все он придумал. Брат нашу бабушку «любит» даже больше, чем я. Ладно, старших надо уважать…блин.

Я встала, быстро надела свои любимые облегающие джинсы, футболку, собрала волосы в высокий хвост, схватила рюкзак, состояние которого, как говорит Миша, схож с бардачком в машине каждого уважающего себя мужчины. Краситься не стала, я это делаю только по праздникам. Как настоящей брюнетке мне это ни к чему, ресницы длинные и черные от природы, губы вообще не крашу, как узнала, что входит в состав помады. Я вообще брезгливая. Девять минут…надо уже бежать, а то меня съедят, и бабушке не над кем будет издеваться всю дорогу.

— Олька!!! — послышались крики с первого этажа.

— Я уже здесь, — выскочила, как из пробки перед мамой, вспомнив при этом Сивку-Бурку. Люблю сказки с детства.

— Ну, ты даешь. Дочь, я даже не ожидала!

— Мамочка, ты меня знаешь! Я же лучшее в жизни, что с тобой могло произойти! — улыбаемся и машем.

— А то. Быстро за стол — оладьи, омлет, кофе — все как ты любишь! Мне пора бежать на работу, дом закроешь, с бабушкой не пререкаться, а то мне потом выслушивать после работы весь вечер…и следующий день…и следующий за ним тоже!

— Мам, сделаю всё в лучшем виде! Я же ангел, — с полным ртом отвечаю на ее просьбу.

— Вот, потому что знаю, поэтому и говорю. В конце концов, старость надо уважать! — на пути к двери ведет диалог Светлана Алексеевна, преподаватель начальных классов и по совместительству мать семейства.

С трудом глотнув, чтобы успеть ответить, кричу:

— Старость? Старость — это да! Только причем тут бабуля?

— Так, все, хватит меня злить, мне еще к современным детям идти! Меня уже ждут мои любимые чертенята. Пока, до встречи!

— Мамочка, — сюсюкаю я, — а я думала, что любимый чертенок у тебя я.

— Ты не чертенок…ты Сатана! Все, люблю-целую! — сказала родительница, хлопнув дверью.

Нет, я знаю, что я не подарок, но чтоб в ранг Сатаны…расту!

Вот так, хорошенько нахомячившись, в темпе вальса поспешила на вокзал, встречать бабулю. Нет, она вообще-то у нас хорошая, только поучить жизни любит. Да и вообще, женщина, которая вырастила трех детей в постсоветское время, не может быть слабой. Она просто в тоталитарном режиме воспитывала маму и дядю Вову с дядей Артёмом. И, кстати, правильно делала — вон сейчас мама высококлассный педагог, родители порог кабинета директора оббивают только чтобы попасть в класс к ней, прям очередь. Мои дяди — близнецы — отличные бизнесмены, и брата моего к себе в компанию пристроили. Одна я решила, как сказала бабушка, певичкиной профессией обзавестись. И бесполезно говорить, что в институте культуры и искусств учат не только петь. Ну да ладно! Красный диплом все равно бабуля не оценит, нечего даже ждать…

Сидя в маршрутке, я очень старалась не заснуть…ехать от дома до вокзала совсем немного, можно было и пройтись, но время поджимало. Не дай Бог, бабушке ждать придется, тогда мы ее стенания будем всю неделю слушать.

Выйдя из маршрутки, быстро посмотрела на время, успеваю. Пошла к вокзалу, решила внутрь не заходить, не люблю толпу, бабушка, кстати, тоже. Немного погодя увидела ЕЁ и скорее кинулась помогать с сумками.

— Бабушка, здравствуйте! Давай скорей помогу. Как я рада, что вы приехали к нам погостить! — улыбаемся, искренней я сказала.

— Вот сразу прекратила! — блин, начинается! Что я опять не то сказала? — У меня от твоей улыбки оскомина начинается. А то я не знаю, как ты мне рада!

— Бабушка, ну хватит. Я маме обещала вести себя уважительно.

— Это радует. Хоть уважению тебя научили в твоем институте культуры.

Понеслась.

— Вот совсем не слушаешь ты, Ольга, советов мудрой женщины! Говорила — иди на врача или юриста. Семье, в конце концов, надо пользу приносить. А ты? — да когда ж это кончится? — Уперлась как баран — культура, культура!

— Так я ж вся в вас характером, бабуленька!

— А вот и воспитание не заставило себя ждать! Проявилось, так сказать, в полной красе! — с моей стороны послышался скрип зубами.

Бабушка подошла к такси, сверкая глазами. Открыв двери, я пошла укладывать багаж в машину. Только стоило мне присесть на заднее сидение, так как королевы сидят впереди, бабушка продолжила:

— Распустила тебя мать! Все тебе позволяла, вот и результат! Я даже знаю, на каком фрагменте твоей жизни все пошло не так, — с важностью дела говорит бабушка.

— И на каком? — пусть человек выговорится! Это, говорят психологи, очень полезно.

— Когда Светлана отвела тебя на секцию по борьбе! Вот скажите, на кой девочке это бесполезное занятие? — обратилась бабушка с вопросом к водителю, который вез нас на месячную каторгу.

— Нууу, в наше время девочки должны уметь себя защищать.

— Ты давай, вези ровнее, знаток социума! — водитель жалостливо посмотрел на меня в зеркало заднего вида, искренне соболезнуя. — То же мне!

— Бабушка, но ведь секция и черный пояс по карате — это лучше чем по подворотням бегать, — попыталась я разжалобить бабулю.

— Еще чего не хватало! Подворотни! Ольга!!! Лучше бы на танцы тебя отдали…ты же с мальчишками только драться или задираться научилась. Нет в тебе ласки, женственности. Какой-то маньяк, а не девочка!

— Бабушка, ну что ты говоришь! Я никогда первая не начинаю, да и приемами пользуюсь редко, чтоб не навредить.

— Вот, я и говорю, бесполезная трата времени! Знания эти тебе не пригодились! — вот, опять не так!

— С вас пятьсот рублей, — слава тебе, Господи, мы доехали, сейчас оставлю ее дома, а сама под благовидным предлогом смотаюсь…да хотя бы в магазин.

— Живодеры у вас в Москве, а не таксисты! — бабушка в своем репертуаре, пока себе врагов с десяток за день не наживет — жизнь не удалась.

Как только забрали багаж, таксиста и след простыл.

— Бабушка, вот всегда хотела у тебя спросить, я тоже как вырасту, буду такой? — говорю я, открывая дверной замок.

— Хуже! Я в твои года не была такой разболтанной дерзкой малолеткой.

— Неет, уж лучше тогда сразу прекратить свое существование, — поворачиваясь к ней, сказала и шагнула в дом.

— Оляяяя!!! — разносится бабушкин крик на весь подъезд. Обернувшись к дверям, увидела мою ногу, застрявшую в непонятной черной воронке, которая начинает меня засасывать внутрь. Дальше мое сознание взрывается болью, и я падаю в темноту.

1