Выбери любимый жанр

Время жестоких чудес (СИ) - Тихера Родривар - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Родривар Тихера

Часть четвертая

Время жестоких чудес

Быль, быль, быль, быль или небыль этот путь?
Боль, боль, боль, боль, отпусти когда-нибудь!
Пыль, пыль, пыль, пыль от шагающих сапог…
Отпуска нет на войне!
Года пройдут — вспомнит тот, кто уцелел,
Не смертный труд, не бомбёжку, не обстрел,
А пыль, пыль, пыль от шагающих сапог.
Отпуска нет на войне!
Евгений Агранович «Подражание Киплингу. Пыль»

Глава пятнадцатая

Мертвая зыбь

Как сказал когда то давно в совершенно ином мире один очень умный человек: «Только проигранная битва вызывает большую печаль, чем битва выигранная». Воистину, получилось совсем как в анекдоте — «посчитали — прослезились»: то, что за примерно восемь тысяч уничтоженных республиканских боевых кораблей пришлось заплатить почти пятью тысячами своих, если считать с флотами союзников — черт с ним! — Куда хуже потери живого личного состава — это не дроиды, их на фабриках не наштампуешь. Пять миллионов человек… пусть самих тионцев только половина — союзников и надежные наемные части тоже жалко до слез. Конечно, формально р'гат'а погибло совсем немного — то есть, когда распадается сама «личность»: менее десяти тысяч. — Но вот если посчитать погибших ам'акэ… тут счет переваливал уже за миллион «тел»! — Они то, кстати, и внесли свои двадцать процентов в общую статистику потерь: дроиды, ведшие учет, в особенностях жителей Гатариэкка разбирались слабо. Тринадцать тысяч он'гат'акэ — тоже неприятная потеря, правда, обученных одаренных из них было всего пара сотен. Мои Чародеи, к счастью, уцелели в боях все — сказался опыт. Вообще говоря, господа генералы бодро рапортовали о резко возросшем потоке добровольцев, желавших присоединиться к моему воинству — и о том, что через пару месяцев боеспособность войск полностью восстановиться. — А еще через полгодика Тионская Добровольческая Армия численно вырастет, как минимум, раза в полтора! — желающих быть на стороне победителей всегда больше, чем желающих быть на стороне проигравших.

По кораблям и восполнению потерь боевой техники все не так печально: во-первых — отжал для своих армии и флота значительную часть «общей» продукции подконтрольных военных заводов и верфей — даже Ганрей пикнуть против не посмел! — А во-вторых — есть надежда восстановить несколько сотен доставшихся нам более-менее целыми трофейных республиканских кораблей. Ну, с маломерными летательными аппаратами и наземной техникой еще проще — собрать из трех битых один «новый» любой рукастый техник, имеющий светлую голову, сможет. А уж имея в наличие нужные запчасти — тем более. В этом, кстати, здорово поможет тайный обмен техдокументацией с Куатом: внутрикорпоративная стандартизация рулит везде — и многие детали и системы кочуют из одного образца техники в другой, не меняясь ни на йоту. — Так что, с производством запчастей к трофеям проблем возникнуть не должно. Впрочем, все битое «железо», которое только удастся обнаружить и выловить, на местах боев, тоже пойдет в дело, пусть даже после переработки: битый корабль это не только груда бесполезного хлама — это еще и источник ценных материалов и деталей. Некоторые металлы или сплавы проще вот так выковырнуть из битых судов, чем попробовать купить их на черном рынке — когда они в страшном дефиците у всех, то не факт, что и за десятикратную стоимость вам что-то продадут! Ну, и совсем просто было с теми кораблями, истребителями или иной техникой и дроидами, что попали под огонь ионного оружия — там требовалась, обычно, всего лишь массовая замена сгоревших предохранителей: куда больше времени и сил занимало потом полное перепрограммирование.

Как ни странно, основной проблемой было — кто станет охранять все мои новые приобретения? Нет, конечно, всегда можно попросить об услуге союзников. Одна беда — слишком велик шанс, что через полгода окажется: ваши честно завоеванные миры вам как бы уже и не принадлежат. Как говориться: «Дружба дружбой, а табачок врозь» — за потраченные «на охрану» деньги, союзники, совершенно законно, захотят иметь какой-то профит. А свои, это не респы — их просто так потом не выгонишь! — Вот и приходилось крутиться, растягивая и без того ослабленные силы еще и на защиту захваченных новых миров. Одно хорошо — флот Республики получил такую плюху, что проведение, в ближайшее время, даже демонстративных наступательных операций в нашем квадранте, вряд ли возможно. Только, если на Корусанте решат бросить на произвол судьбы какие-то другие участки огромного фронта. С учетом тактики Республики: «Все удержать и ничего не отдавать» — это вряд ли будет. Да и невыгодно оно сейчас Дарту Сидиусу: чтобы организовать новый «навал» на Тион, ему придется подписывать на это дело Орден — а джедаи потребуют, для себя, чего-то существенного взамен. — Сейчас-то баланс в политике смещен в сторону Канцлера — а тогда может и Орден инициативу перехватить: это Сидиусу нужно? Так что, скорее всего — полгода относительно «мирного» времени у Тиона будет. А будет ли спокойное время у меня самого? — вот здесь сильно сомневаюсь: слишком уж много разных «мозолей» я вольно или невольно поотдавил. — Причем, не только тем, кто находится в Республике, но и нашим — из Конфедерации.

То, что республиканский корабль так вовремя, и так точно упал на командный бункер моего приемного отца, оказалось — произошло не просто так. И то, что у нас тут, в Тионе, полно республиканских «кротов» — подтвердилось целиком и полностью. К сожалению, все доказательства — косвенные: никаких конкретных имен или названий организаций. Но, это теперь забота ландграфа Дориана Д'Арсан-Эриина — у мужика в этом деле есть еще и личный интерес: вместе с Гарольдом Тионом погиб его младший сын — полковник Тионской Милиции Ларион Д'Арсан-Эриин. Я сам парня помнил только в лицо: высокий, светловолосый, с отменной военной выправкой — но приемный отец о нем не раз очень хорошо отзывался. Да и по докладам моих спецслужб, Ларик — как все его звали — пользовался любовью своей семьи, и уважением сослуживцев. Как мне передали, новоиспеченный глава Регентского Совета Тиона уже рыл носом землю, в поисках следов тех, кто стоял за этим предательством. Более того, Дориан кажется четко определился в своих приоритетах: сидевший ранее где то на Корусанте его старший сын, Тарик Д'Арсан-Эриин, вернулся на днях обратно в Тион. Формально — чтобы занять место отца на Эреденне, а фактически — показывая, что дом Д'Арсан-Эриин больше не будет лавировать между КНС и Республикой. Глядя на него, и под впечатлением наших побед, и многие другие тионские Благородные Дома заняли более четкую позицию, что было совсем неплохо — более надежный тыл давал лишние шансы уцелеть в этой войне…

Поминальная церемония по Гарольду Тиону и всем, погибшим в том грандиозном сражении, прошла на Раксус Секундус: на индустриально-помоечном Раксус Прайм все еще разбирали развалины — там, где они вообще остались, разумеется. Кроме меня самого с семьей и родичами, и, представителями всех Домов тионской аристократии, на церемонии был дядя — как лидер КНС. А так же кое-кто из членов Совета Сепаратистов — прежде всего те кто, так или иначе, был связан теперь с Тионом взаимными интересами. Сенат КНС тоже присутствовал практически в полном составе: господа сенаторы Конфедерации, в отличие от Нута Ганрея, драпать с Раксуса не поспешили — и теперь, наверное, сами себе казались отчаянными храбрецами. Правда, людей грех было обвинять в желании заработать лишние очки в пиар-гонке: кое-кто так и, на самом деле, вообще действовали как настоящие герои — и их моральную помощь Алгору Мелассину, в критический момент сражения, и вправду трудно переоценить. — То, что удалось избежать паники, после бегства Ганрея, это просто большая удача. Кстати, церемония транслировалась на весь ГолоНет — ребята Пассела Ардженте, с Марканы, постарались вовсю: даже довольно циничного меня, после просмотра записей, проняло — представляю, как устроенный из поминок спектакль подействовал на неподготовленную публику!

1
Литературный портал Booksfinder.ru